Олег (1504) wrote,
Олег
1504

Отрывок из книги Лимонова "Контрольный выстрел"


Россия – это прежде всего черно-белая зима. Белая равнина. Глядя из самолёта, российское пространство хмуро и безотрадно. Белая плоскость с чёрными нитями дорог. Земля не должна быть белой три четверти года, белой и морозной, с минусовыми температурами. Это противоестественно. Продожая лететь на воображаемом самолёте, минуем через группки строений внизу – это селения с редкими дымами. Минуем и более крупные (белесые, ибо сложены из серого кирпича или серых бетонных блоков) скопления многоэтажных домов – это посёлки. Большая часть городов – нестарые поселения советского времени. Неуютно сиротливо выглядят эти человеческие поселения, процарапанные на белом.
Природа скаредно дает России мало света и ещё меньше солнца. От недостатка света бледна и бела кожа наших женщин, цвета ростков подвального картофеля; и сыроваты, некрепки души наших плаксивых мужчин. Наши дети зачаты в искусственном климате квартир. Инкубаторские, они быстро пахнут и растут как на дрожжах у горячих радиаторов, играют в скученном пространстве, взрослеют не на воле, а в этих вольерах для человека. Манера их выращивания аналогична выращиванию какими-нибудь голландцами кур или свиней, или коров быстро так называемым «батарейным» способом. Это когда животное стоит, стиснутое своей клеткой, схватывая еду с конвейера, быстро набирает вес, но никогда не гуляет. Дерьмо удаляется другим конвейером. У животного слабые ноги, но на нём много мяса.
Российский пейзаж скучен. Цель русского пейзажа – послужить плацдармом для как можно большего количества домов-многоэтажек. В клетках этих бетонных сот в снегах между своими шкафами, унитазами, диванами и кухней размещаются семьями батарейным способом русские люди. На каждого из них приходится не намного больше места чем на зоне. Постель, тумбочка, несколько личных вещей… Они обездоленны пространством, хотя и хвалятся обширностью своей морозной страны.
Россия это прежде всего «спальный» район большого города. Те самые скопления серых бетонных блочных многоэтажек, над которыми мы только что пролетали на самолёте. Жить на этих снежных широтах человеку уготовано не было. Он зря здесь угнездился, забрался слишком далеко на север. Отсюда присутствие ненормального в русской психологии. Мы инкубаторные, искусственные люди, задолго до клонирования. Мы всю нашу историю боремся с враждебной природой.
Россия – страна квартир. За квартиры здесь убивают. Квартира - это место, где россиянин оплодотворяет свою самку, где он кормит детей, где совершается вся жизнь. Квартира – это его искусственная страна. Российская цивилизация – квартирная, батарейная.
В квартире у русского очень мало света. Ясно, что его мало и в русской природе. Но русский ещё и загораживается от света – навешивает на свои окна шторы, часто штор даже два слоя, чтобы подчеркнуть свою ненависть к действительности за окнами. Если в доме есть балкон или лоджия, она обязательно закрыта рамами и стеклами и встроена в квартиру. В русских квартирах царит полумрак мусульманского гарема. Неизвестно когда возникшая традиция положила на пол квартиры русского ковер. Ковры висят и на стенах, над кроватями. Чем зажиточнее дом, тем больше ковров на стенах и на полу. Если добавить любовь русских к тапочкам, спортивным шароварам и матерчатым абажурам с кистями, то можно догадаться или многое понять о происхождении русских. Так кичащиеся своей белой кожей русские имеют турецкие привычки и традиции. В этой турецкой атмосфере и проистекает жизнь русской семьи. Из кислых пелёнок вырастают белотелые девочки и слабовольные юноши. Они не знают пейзажа или не считают его своим. У выращенных в четырёх стенах, у них нет чувства пространства. У них нет плотского – чтоб увидеть и пощупать – понятия Родина. Их Родина – это щель между кроватью, шкафом, ковром, грузными телами папки и мамки. В то время как для жителя Приднестровья, Чечни, Сербии или Абхазии или Карабаха Родина – это улицы и дымки села, окрестные горы, леса, животные, сады, родной дом, выходящий окнами на неповторимый пейзаж; это разнообразные и оригинальные соседи – сельские жители. У ребёнка из спального района нет полноценной Родины, клетка в бетонной многоэтажке не может вызвать чувства патриотизма. А другой нет. Древних зданий, «священных камней», в России грустно немного. Хваленый Кремль занимает чужеродное место в русской жизни, как Диснейленд. С остальной Россией и даже Москвой он как-то не связан. Он Родина для правительства, как замок инопланетных пришельцев, а не для русского парня. Родина – это твой кусок особенной земли, где ты жил в детстве, а потом вышел оттуда и живёшь в более широкой Родине. Вот первой детской Родины у русского человека нет. Потому с оружием в руках свои настоящие человеческие дома с деревьями и садами отстаивали абхазы, сербы, карабахские армяне. А русские за свои норы в мерзлых квартирах оружие не взяли. Отдали олигархам.
Широкой большой Родины у русского человека тоже не так много. В учебниках истории он изучает, что были какие-то славяне, блондины и рыжие, разглядывает на картинках, нарисованных художниками XX века. Отечественный учебник вовсю нахваливает этих славян: дескать, и храбрые, и благородные и честные. Точно так же любой национальный учебник нахваливает свою нацию: германцы – свою, англичане – свою, итальянцы – свою. У итальянцев больше оснований нахваливать себя, чем у других наций, при том обилии исторических памятников, которые им достались. Славяне же могут разве что похвалиться воинственным вождём Святославом, ходивший биться с греками и грабить их. В любом случае почувствовать свою связь со славянами из учебников, сидя в спальном микрорайоне, трудно.
Вообще прошлое русскому человеку известно только по книгам, если он читает книги. Из ежедневной жизни ничего путного о прошлом не почерпнёшь. Того, чему детей учат в школах, детская память народа не держит. Слишком велик сонм современных персонажей кино, музыки – вся эта толпа лезет на передний план из телевизоров. Потому с большой Родиной дела у русского обстоят худо. Она по большей части свободно воображаемая.
Людей сплачивает ещё в Родину культура. Россию бы тоже должна бы по правилам определять русская культура. Так оно и было долгое время. Но кончило быть. Культура у нас представлена для широких масс разве что Пушкиным. Ленивое государство 90-х годов радостно ухватилось за формулировку «Пушкин – это наше всё» и кормит массы только Пушкиным. Причём ещё к полному скандалу для русских этот Пушкин частично негр, дворянин и помещик. Народ знает о Пушкине, что он был влюблён в помещичью дочь Наталью Гончарову, имел от неё детей, был убит на дуэли французом. Особенно ему удавались четверостишья о зиме (о чём же ещё?). Состояние холода, неуюта Пушкин переносил легче, чем другие русские, поскольку унаследовал от африканских предков солнечный темперамент. К тому же будучи помещиком, он мог в зиме не участвовать, а смотреть на неё из окна спальни: «Мороз и солнце! День чудесный» Ещё ты дремлешь, друг прелестный!» (это поэт перевёл взор на свою 16-летнюю супругу). Или вот: «Зима, крестьянин, торжествуя, на дровнях обновляет путь…» Пушкину не надо было вылазить из постели, а крестьянин торжествовал потому, что грязь замерзла и теперь можно пользоваться санями.
Пушкина кладут в рот всем, кто хочет и кто не хочет. Хотя он изрядно устарел, и, выходя из подъезда, обильно раскрашенного граффити, непристойными надписями типа: «Смерть жидам и телепузикам», русский парень выходит в общественное пространство, далекое от Пушкина, как от планеты Нептун.
Другие представители российской культуры слабо известны её современным обитателям. Поколения русских людей, живших в советское время, имели благородную, хотя и несколько механическую привычку собирать в дом книги, ставить их в шкаф. Некоторая часть населения сумела скопить определенное количество книг и авторов. Сегодня шкафы эти принадлежат уже внукам собирателей. Уже дети мало читали Толстых, Чеховых, Гончаровых или Тургеневых. По простой причине, что это долго и утомительно. К тому же социальные условия, которые описываются у классиков просто устарели. Таких коллизий уже не существует в реальной жизни русской….
… В итоге можно сказать, что у населения России нет и сплачивающей всех в Родину культуры. Прошлые тексты, хотя и свободно читаются, но социально непонятны. Так что Родина – это нечто ускользающее, совершенно исчезающее для русского человека. (Может это телевизор?) Его малая Родина – нора в спальном районе, это несомненно. Стена, постель, несколько квадратных метров. .
Subscribe

  • (no subject)

    https://youtu.be/z_eY8rM-Krc Дёмушкин у Светова. НУ чуть ли не взасос целуются. И сидел ни за что, и нистерпевал за нашу и вашу свободу, и коммуняк…

  • (no subject)

    Когда работал в школе, то на своём опыте заметил простое правило. Если какой малолетний балбес любит срывать уроки, доставляет проблемы,…

  • (no subject)

    Есть легенда о двух братьях Кирилле и Мефодии, которые придумали письменность для русских. Однако, я всё никак в толк не возьму - а зачем они…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments