Олег (1504) wrote,
Олег
1504

из Левого поворота № 13. Их позиция по Северной корее

Уже более полувека Северная Корея остается одной из самых загадочных и труднодоступных стран на планете. Причина тому - не отдаленность страны, а опущенный над ней “железный занавес”. Однако в последнее время он начал изрядно ржаветь. Хорошо это или плохо? С одной стороны, режим в КНДР - одна из последних тоталитарных диктатур на планете. С другой - как показывает опыт бывшего СССР, падение “железного занавеса” может отозваться массовым обнищанием, коммерческими авантюрами, всплеском криминала и произволом “новых корейцев”.
Но пока перемены едва заметны. Наблюдать первые шаги “страны утренней свежести” к рынку довелось московскому анархисту Дмитрию Моделю. В апреле этого года он провел в Северной Корее 10 дней. Своими впечатлениями от поездки Дмитрий поделился с корреспондентом “ЛП”.
...

- Дмитрий, как получилось, что ты поехал в КНДР? Вообще, как давно ты контактируешь с северокорейцами?

- На самом деле, попасть в КНДР не так уж сложно. В последнее время несколько российских туристических фирм продают путёвки “Поездка в прошлое”. Конечно, коммерческий туризм в этой стране совершенно не развит. Но я встречал в Пхеньяне - это столица КНДР - даже японцев и американцев! Но большинство иностранцев, посещающих страну можно отнести к категории “друзей”. Это либо члены научных Обществ по изучению северокорейской идеологии, либо предприниматели, которые видят перспективы освоения нового рынка. Ну и, конечно, культурный обмен: артисты со всего мира принимают участие в фестивалях искусств, по размаху сравнимых с бразильскими карнавалами.

Я контактирую с корейцами с 1995 года. В 1994 году московскй анархист Дмитрий Костенко выступил инициатором создания Московского молодёжного общества по изучению идей Чучхе. Состояло оно из анархистов и радикальных комсомольцев. Как происходило “изучение”? Советник из посольства снабжал нас фильмами и книгами о КНДР, трудами вождей. Если ты ориентируешься в датах и фактах официальной северокорейской мифологии - значит, “вооружился идеями Чучхе” и достоин побывать на их родине. Я ездил в Пхеньян дважды: в 1997-ом и 2004-ом, в составе делегации от нашего Общества.

- Где ты побывал, что видел, с кем встречался?

- Во время визитов в КНДР большую часть времени я находился в Пхеньяне. Также удалось побывать на Западноморском гидрокомплексе и военно-демаркационной линии на границе с Республикой Корея. Эти объекты приспособлены под посещения иностранцев. Во время своего последнего визита я побывал также в музее подарков товарищу Ким Ир Сену, расположенному в живописных горах - поучительнейшее зрелище. Музей представляет собой комплекс из довольно больших зданий, в несколько этажей с одинаковыми длинными коридорами, чем-то напоминающими фильм “Матрица”. Огромное количество залов. Экскурсовод сообщила, что, если осматривать каждый экспонат в течение минуты, понадобится полтора года. Запомнились бронированные железнодорожные вагоны, подаренные Сталиным и Мао, ну и газета “Бумбараш 2017” - на почётном месте.

Характерная особенность поездок в КНДР в том, что у вас практически нет свободного времени. С раннего утра до позднего вечера вас возят по музеям, приглашают на разные торжественные мероприятия, приёмы. Я, например, встречался с Председателем Народного собрания КНДР, в числе глав делегаций из других стран - ведь идеи Чучхе изучают по всему миру. Познакомился с австрийцами, поляками, японцами, монголами.

Европейцы, создавшие у себя в странах кружки по типу клубов интернациональной дружбы, обычно какие-нибудь сталинисты. А вот на Востоке, особенно в развивающихся и неприсоединившихся странах, люди всерьёз стараются перенять опыт “скоростного боя” и “метода Чхонсари” - специфических северокорейских способов организации производства.

Программа пребывания в стране построена таким образом, чтобы у гостей не осталось никаких сомнений в величии идей Чучхе. Но у экскурсоводов особенного энтузиазма не наблюдается. Например, вы можете заинтересоваться каким-нибудь памятником или мозаичным панно, но вас просят скорее садиться в автобус, чтобы ехать на обед. Мне это наблюдение напоминает о рассказе Брэдбери, в котором после ядерной катастрофы в квартире продолжала работать автоматическая бытовая техника.

Вообще, за те семь лет, которые прошли между моими посещениями Пхеньяна, пропаганда существенно ослабла. Я хотел купить плакатов и значков в качестве сувениров для друзей, но те жалкие остатки былой роскоши, которые продавались в гостинице, стоили непомерно дорого. Журнал “Корея” на русском языке теперь выходит довольно ограниченным тиражом, его трудно достать.

- Что из увиденного показалось тебе наиболее важным и специфичным именно для КНДР?

- Затрудняюсь ответить. Многое было знакомо по фильмам и печатным изданиям. Моё представление о КНДР было сформировано заранее! К слову, советник посольства так и говорил: вы старательно изучали идеи Чучхе, теперь можете поехать в нашу страну и увидеть всё своими глазами. Конечно, представление, почерпнутое из журнала “Корея”, является однобоким.

<= великий вождь и любимый руководитель (отец и сын)

Понятно, что существует парадный фасад и реальная жизнь общества. Я старался найти альтернативную информацию, общался в Москве с людьми, которые работали в Корее. Из литературы советую статьи востоковеда А. Ланькова - интереснейшие факты, события описанные человеком, стоящим на критических позициях.

Здесь я хотел бы отметить следующее. Западные СМИ часто передают сообщения о нарушении прав человека в КНДР. Понятно, что, как и в любой авторитарной системе, репрессии имеют место. Но я не стал бы повторять за пропагандистами из иностранных разведок то, что в КНДР расстреливают на стадионах и душат в газовых камерах. Эти сведения получены от перебежчиков, которым спецслужбы обеспечивают содержание и защиту. Поэтому все эти факты, о людоедстве и прочее - только инструменты идеологической войны против “оси зла”. Точно также, как и в 70-е про Союз писали на Западе, что по Красной площади медведи ходят.

Пожалуй, главное, что удивляет в КНДР - почти полное неведение об окружающем мире. В стране существует “внутренний интернет”, в котором есть только “хорошие” сайты. История, особенно новейшая, преподаётся в чудовищно искажённом виде. Начиная с того, что товарищ Ким Чен Ир героически родился в тайном партизанском лагере (на самом деле в советской военной части в Хабаровске) и заканчивая тем, что молодёжь практически ничего не знает о контркультурном характере протестных движений 60-х. Например, вместо мая 1968-го - забастовка рабочих в 65-м... Нарушено право людей на информацию, что мне представляется особенно печальным фактом.

- Что особенного ты отметил в повседневном быте корейцев?

- К сожалению, реальный быт корейцев остался для меня “за кадром”. То есть в квартиру, в семью к обычному корейцу нас бы никто не пустил. Да и не особенно хотелось, если честно. Вот из польской делегации ребята рвались на производство, в шахту, в больницу... Им вежливо отказывали. Да и что бы они там увидели? Чисто выметенные цеха, свежевыкрашенные стены. К приходу иностранных гостей всё бы подготовили, было бы соответствующее распоряжение. Но вот откровенной показухой сейчас уже не занимаются - смысла нет.

Быт простых корейцев крайне небогат. Проходя по улице, можно заглянуть в окно первого этажа - скромная мебель, экономичные лампы дневного света. Скромная полувоенная одежда, старые велосипеды. Хотя, хочется особо отметить, с 1997 года кое-что изменилось: на улицах стоят биг-борды с рекламой автомобиля!

По выходным все берега реки Тэдон буквально усижены мужчинами с удочками. Все ловят рыбу. А то, что на газонах выращивают рис - глупое враньё. И не следует забывать, что продовольственными кризисами страна обязана экономической блокаде со стороны США.

- Напомнило ли тебе что-то в КНДР о СССР?

- Конечно, многое напоминает об СССР. Вся эстетика пропаганды. Но здесь не только влияние СССР. Многое пришло из Китая. Интересно, что к Сталину корейцы относятся нормально, а к Мао плохо. Говорят, что Мао репрессировал много корейцев во время культурной революции. Как будто при Сталине не было депортаций и чисток среди советских корейцев.

Говорят, что НБПшники называют КНДР “страной победившего национал-социализма”. И они не ошибаются. Сама идеология Чучхе не подразумевает интернационализма. Идеи Чучхе - идеи самостоятельности, и всё иностранное корейцам чуждо. Один из главных лозунгов: “Не завидуем никому на свете”. При строительстве чего бы то ни было корейцы стараются превзойти весь мир. Метро - самое глубокое в мире, плотина - самая большая, монумент - самый высокий.

- Насколько свободны вы были в выборе маршрута поездки? С корейцами общались, конечно, через переводчика?

- Никакой свободы передвижения и общения для гостей в этой стране не существует. Вы можете просить, вам пообещают, но потом скажут, что не получилось. Хотя однажды за нами не пришла машина, и мы добирались наземным транспортом. На нас никто особого внимания не обращал. Есть страны, где дети цепляются к туристам, в Корее всё наоборот - скорее постараются вам уступить дорогу. Корейцы воспитаны в духе уважения к гостям.

Во время пребывания в стране к вам прикрепляют “ответственных работников”: гида, переводчика и водителя. Так как автотранспорта в стране мало, все машины на строгом учёте и в водителе чувствуется военная выправка. И если вы вдруг улучите момент и выйдете из гостиницы самостоятельно, вас всё равно засекут. Кто-нибудь обратит на вас внимание у станции метро, сообщит куда следует, и за завтраком на следующий день гид попросит вас никуда не отлучаться. Если вы хотите просто погулять по городу - пожалуйста, но в сопровождении корейца. Мне объяснили так: в городе сейчас много иностранных гостей, вас могут принять за американцев... А американцев в КНДР очень не любят. То, что они творили с гражданским населением во время войны, никакому разумному объяснению не подлежит.

Конечно, если вас увидят, самостоятельно гуляющих, да ещё и с видеокамерой, то у ваших сопровождающих будут серьёзные проблемы. Их просто снимут с этой работы. А обычные прохожие на улице, спешащие по своим делам, или строем идущие на работу, вас как бы не замечают, стараются обойти.

Что касается общения, то оно переводчиком и ограничивается. Хотя приходили к нам в гостиницу российские дипломаты, сотрудники российского посольства. Рассказывали, как тут всё меняется в лучшую сторону. Типа происходит демократизация и всё такое.

Ясно, что этот визит был связан с внешней политикой России в этом регионе. Ведь Путин - первый российский руководитель, который посетил Пхеньян. Теперь русский и северный кореец снова братья. Поэтому наши гости невзначай хотели сформировать у нас правильное, положительное мнение о Корее.

Хотя демократизация всё же происходит. Давно отменены карточки. Везде стоят телефоны-автоматы, около них толпятся горожане. Существует даже мобильная связь, не для всех, правда. Не знаю, но в воздухе чувствуется что-то. Перемены неизбежны.

- Слышал ли ты от корейцев какие-либо критические замечания о жизни в их стране?

- Культ Великого вождя товарища Ким Ир Сена всеобъемлющ. Товарищ Ким Чен Ир развил идеи Чучхе в Военно-ориентированную политику Сонгун. Эта система настолько монолитна, что рациональной критике просто не поддаётся. Её можно только отрицать.

Но для корейцев Чучхе - национальная идея, то немногое, что у них есть. Чучхе, а тем более Сонгун - преобразование всего общества по образцу вооружённых сил - объединяет. Строительство “социализма корейского образца” продолжается.

Один знакомый востоковед говорил мне, что для этого общества традиционно некоторое двоемыслие. Что на партсобрании говорят одно, а на кухне совершенно другое. Корейцы открыто признают, что их государство претерпевает “временные трудности”. Система продержится до тех пор, пока будет внешняя поддержка. Объединение с Югом неизбежно. Непонятно, правда, на каких условиях и какой ценой.

- Дмитрий, как получилось, что анархист много лет занимается изучением идей Чучхе? Ведь режим в КНДР - полная противоположность того к чему стремятся анархи?

- Если можно назвать изучением то, что я раз в два месяца перелистываю журнал “Корея”, то да, много лет! (улыбается)

Вообще меня всегда интересовало то, против чего мы выступаем. Врага надо знать в лицо. Из-за своего стремления разобраться в природе тоталитаризма я даже “пострадал”: меня несколько лет не подписывали на анархистскую рассылку. (смеется) А начиналось всё, как оранжевая акция: Костенко принёс в Посольство КНДР письменные соболезнования в связи с кончиной Великого Вождя...

- Кто оплачивал твою поездку?

- Такие поездки каждый оплачивает самостоятельно. Государство в КНДР очень бедное. Но на территории страны гости обеспечиваются жильём и питанием.

Вопросы задавал Д. Суховский

ОТ РЕДАКЦИИ
Рыночные перемены в СССР, странах Варшавского Договора и других “соцстранах” часто объясняют предательством вождей и действиями шпионов. Но чем больше бывших “соцстран” переходят к традиционному капитализму, тем труднее объяснить это происками предателей и агентов. Становится очевидно, что за рыночными переменами стоит историческая закономерность. Заключается она в том, что бывшие “социалистические” режимы исчерпали свою национальную задачу, стали помехой даже для большинства тех, кто их возглавлял.

Историческая роль “реального социализма” выражалась в ускоренном создании местной крупной индустрии, в обеспечении перехода от мелкотоварного, а порой и натурального производства к крупнопромышленному. “Реальный социализм” не упразднил пролетариат, не открыл дорогу в бесклассовое общество. Наоборот, он увеличил, развил класс пролетариев - наемных производителей прибавочной стоимости. Тем самым “социализм” подвёл ранее отсталые страны к историческому финалу классовой борьбы - к общепланетарной борьбе пролетариата и буржуазии. В этом его “минус”, как эксплуататорского общества и в этом же его “плюс”, как общества исторически прогрессивного. Прогрессивного, по сравнению с прежним добуржуазным состоянием таких стран. “Реальный социализм” не вывел общество за рамки эксплуататорского строя, порой сам создавал невиданную по жестокости эксплуатацию. Но он внес вклад в создание предпосылок упразднения всякой эксплуатации.

Все это относится и к Северной Корее. Здесь крайняя отсталость страны потребовала индустриализации в таких жестких формах, которых не знала даже родина “реального социализма” Советская Россия. В отсталости КНДР кроется и причина сохранения местного “коммунизма” после падения многих “социалистических” режимов. Из-за экономической неразвитости Северная Корея дольше других проводила индустриализацию. Поэтому там дольше сохранялся смысл в огосударствлении экономики и централизованном планировании, в государственно-управляемом воспроизводстве и распределении рабочей силы через бесплатные детские сады, образование, медицину, пенсии, гарантии трудоустройства и т.д. Соответственно, в стране дольше существовала и политическая надстройка экономики “социализма”: монополия на власть Трудовой партии Кореи, всемогущая полицейская система, пропаганда верности “идеям Чучхе” и “великому вождю”.

Однако сегодня все это превратилось в тормоз для развития страны. “Железный занавес” не дает Северной Корее влиться в мировое разделение труда, применить у себя достижения других стран – даже соседних Южной Кореи и Японии. А собственные возможности маленькой страны весьма скромны. Анахронизм режима в КНДР проявляется все более наглядно.

Разумеется, когда глобальный капиталистический рынок поглотит КНДР, это приведет к разрушению значительной части местной экономики. На мировом рынке она неконкурентноспособна. О подобной ситуации ещё классики марксизма писали в “Манифесте коммунистической партии”: “Буржуазия путем эксплуатации всемирного рынка сделала производство и потребление всех стран космополитическим. К великому огорчению реакционеров она вырвала из-под ног промышленности национальную почву. Исконные национальные отрасли промышленности уничтожены и продолжают уничтожаться с каждым днем. Их вытесняют новые отрасли промышленности, введение которых становится вопросом жизни для всех цивилизованных наций, - отрасли перерабатывающие уже не местное сырье, а сырье, привозимое из самых отдаленных областей земного шара, и вырабатывающие фабричные продукты, потребляемые не только внутри данной страны, но и во всех частях света. Вместо старых потребностей удовлетворявшихся отечественными продуктами, возникают новые, для удовлетворения которых требуются продукты самых отдаленных стран и самых различных климатов. На смену старой местной и национальной замкнутости и существованию за счет продуктов собственного производства приходит всесторонняя связь и всесторонняя зависимость наций друг от друга (...)”. Это и картина завтрашнего дня в КНДР.

Но неизбежное болезненное вхождение КНДР в глобальную мировую экономику станет очередным шагом к созданию основной материальной предпосылки для всемирной коммунистической революции - единой общемировой экономики. А уже универсальный коммунизм избавит северокорейцев и остальные народы как от диктатур “великих вождей”, так и от стихии “дикого рынка”.


Subscribe

  • (no subject)

    Когда работал в школе, то на своём опыте заметил простое правило. Если какой малолетний балбес любит срывать уроки, доставляет проблемы,…

  • (no subject)

    Есть легенда о двух братьях Кирилле и Мефодии, которые придумали письменность для русских. Однако, я всё никак в толк не возьму - а зачем они…

  • Ещё про кино

    Глянул недавно современный российский фильмец про Людмилу Павличенко "Битва за Севастополь". Фильм можете посмотреть тут:…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • (no subject)

    Когда работал в школе, то на своём опыте заметил простое правило. Если какой малолетний балбес любит срывать уроки, доставляет проблемы,…

  • (no subject)

    Есть легенда о двух братьях Кирилле и Мефодии, которые придумали письменность для русских. Однако, я всё никак в толк не возьму - а зачем они…

  • Ещё про кино

    Глянул недавно современный российский фильмец про Людмилу Павличенко "Битва за Севастополь". Фильм можете посмотреть тут:…